О замысле внутреннем и высказанном
Клаузула и центон / Эссе / Читателей: 15
Инфо

Разумеется, понятие замысла стихотворения не исчерпывается одним лишь волевым моментом автора, “я собираюсь создать произведение“. Для нашей цели - для определения того, является ли текст литературным произведением - важен именно этот аспект. Не имеет никакого значения, состоит замысел в “я хочу написать верлибр“, или “ща сочиню про Светку с восьмого этажа“, или “эк меня вштырило - надо положить ощущения на бумагу“. Всё это - разные замыслы, но для определения характеристики текста как художественного важен сам факт наличия замысла, а не его конкретика.

Тем не менее каждый конкретный замысел характеризуется именно конкретикой. Здесь мы ступаем на зыбкую почву, ведь по существу - залезть автору в голову мы не можем, его рефлексия, ощущения, интеллектуальный мир от нас скрыты. Мы можем более или менее обоснованно судить об этих вещах именно по их отражению в самом произведении. Иногда это кажется простым, иногда почти невозможным, но мы никогда не можем быть уверены в правильности своей догадки на 100% - любой источник наших знаний (включая самого автора) может быть ненадёжным.

В связи с этим особое значение имеют случаи, когда автор (прямо или в рамках какой-то игры) не делает из замысла секрета, а делится им с публикой. Подобное отражается на отношении как читателя, так и самого автора. Рассмотрим эту механику.

Внешне авторская “утечка“ может быть выражена как угодно - словом, намёком, черновиком, изложением идеи, демонстрацией наброска. Поскольку сам по себе замысел вариативен и не имеет жёсткого способа выражения, всё это будет воспринято читателем как демонстрация автором позиции “я хотел бы написать вот какой текст“. В некоторых случаях такой замысел может быть даже внешним - например, если автор участвует в моноэли и ведущий дал ему задание, читатель будет предполагать, что у автора есть намерение включить в свой замысел реализацию этого задания (именно “включить“, потому что формирование конкретного замысла - в любом случае прерогатива самого автора).

Уффф. Простите за многократное повторение одних и тех же слов, но здесь иначе никак. Продолжаем.

Читательское ожидание - штука чрезвычайно живучая. По сути, демонстрация замысла - это анонс, добровольно принятое обязательство это читательское ожидание удовлетворить.
Таким образом, произведение, замысел которого автором разглашён, меняет свой проектный статус. Автор больше не может сказать про него “захочу - напишу, захочу - не напишу, это мои черновики, я в них никому не подотчётен“. Поздно, батенька (матушка, если автор - автор_ка): отныне у вас есть инстанция, перед которой вы отвечаете за это произведение. Автор всегда зависим от тех, кто его читает, у него нет морального права нарушать их ожидания (конечно, если это само по себе не является частью замысла).

Разумеется, автор волен в любом случае переступить через чаяния своей аудитории. Но это будет воспринято именно как его сознательная позиция, “дал понять, что считает себя вправе обещать и не сделать“.
Любая демонстрация замысла - это обещание, данное аудитории.

Аудитория уже не будет относиться к такому произведению так, как относилась бы без этого. Отныне стихотворение про старый холодильник - не просто один из многих размещённых на форуме текстов автора, а ранее обещанный им аудитории текст, который автор анонсировал, над которым работал не просто силой своей воли, а чтобы оправдать чаяния аудитории, которая этот замысел восприняла. Этот холодильник аудитории априори уже не чужой. Он уже - её. Аудитория так или иначе ждёт этот текст - и испытывает чувство узнавания, когда (и если) дожидается.

Не раз и не два я наблюдал, как автор пытается использовать это для собственной мотивации. “Теперь, когда я этим с вами поделился, я это точно напишу, потому что иначе мне будет перед вами стыдно“.

И знаете что? Это никогда не работает. Автор, который иначе бросил бы свой замысел, сделает это в любом случае - или произведёт “для галочки“ нечто вымученное. А автор, который воплощает замысел, скорее всего, сделал бы это безо всяких “анонсов“. Вероятно, он просто привлекает таким образом внимание - вполне законный, но прозрачный ход.

Помню, один автор свою творческую тему начал с фотографий из магазина - а вот я покупаю краски! а вот выбираю холсты! а вот палитра! а в этой баночке буду смешивать цвета! Тем самым аудитория получила базовое представление - “девушка рисует вот этим вот по этому и вот так“. Конечно, готовый рисунок появился не сразу - ему предшествовало опубликование ранних стадий работы. Фактически, автор выложил не картину, а целое реалити-шоу - и был вознаграждён реакцией аудитории. Но представьте себе авторскую тему, где после первого наброска больше не было бы сообщений. Как по мне - слегка жутковато.

Всё сказанное относится и к случаям соавторства - так или иначе они начинаются именно с демонстрации соавторами друг другу своего видения авторского замысла.

Резюме. Демонстрация авторского замысла - ответственность перед собой и аудиторией. В некоторых случаях это может быть полезным, но следует помнить - после того, как этот шаг сделан, отношение к ещё невоплощённому произведению меняется - как у аудитории, так и у самого автора.

© aequans, 13.11.2021. Свидетельство о публикации: 10050-185699/131121

Комментарии (0)

Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...