Бусики
Для детей / Проза / Читателей: 9
Инфо

- Господи, ну когда же откроется эта несчастная шкатулка, в которую меня поместили вместе с этими старыми, пожелтевшими от времени бельевыми пуговицами?!

Некоторые из них были настолько стары, что даже не хотелось вспоминать, сколько им лет... Небось кипятили их тысячу раз вместе с бельем, да еще и в кальцинированной соде, вот и стали они такими желтыми, неприглядными, на некоторых от старости трещины вон какие...

То ли дело я! У меня и жемчужинка в центре, и окантовочка металлическая. Не понимаю я свою хозяйку, как она могла меня положить в одну шкатулку с этим старьем. Фи, какая гадость!

От обиды старенькие пуговички собрались в одну кучку, и с завистью посмотрели на новую жительницу шкатулки. Бесспорно она была красавицей, никто бы и слова не сказал против, но каждой пуговичке обидно было слушать такие слова. Конечно, они очень старенькие, но у каждой из них была своя история, и каждая вспоминала ее, с особой любовью, вновь ощущая теплые руки хозяйки, которая перешивала их со своего белого халата медсестры военного госпиталя на  видавшее виды белье отца, вернувшегося после  войны из лагеря военнопленных.

Пуговички помнили холод рук  совершенно больного, доведенного  до истощения человека,  полупарализованного от травли ядовитым газом, месяц скитавшегося по холодным теплушкам, изможденного, голодного, оклеветанного, но постепенно приходящего в себя от домашнего тепла и заботы родных, человека.

Они чувствовали, как хозяин постепенно выздоравливал, как его мужское сердце - сердце сильного, храброго мужчины, солдата, прошедшего все тяготы войны и немецкого плена, обретало веру в себя и билось все ровнее и сильнее, как его руки становились все  сильнее и увереннее, и, наконец, обрели настоящую силу солдата, ветерана, защитника, победителя.

- Тогда все изменилось, - думалось в ту пору пуговичкам, - и дом стал другим, и руки хозяйки стали совершенно другими. Каждый раз, когда хозяйка наглаживала отцовское белье обыкновенным, еще далеко довоенным чугунным утюжком, они чувствовали ее улыбку на лице. В доме пахло свежевыглаженным бельем, чистотой, хозяйственным мылом и белой сиренью, которая  почти всегда расцветала под окном к празднику Победы! Жизнь продолжалась и с каждой новой весной становилась все лучше, потому что больше они не чувствовали  страха, горя, не слышали взрывов и лающей  немецкой речи.  Они понимали, что наступило другое время, время  настоящей жизни, настоящего счастья - мирное время.

Потом пуговички были прекрасной игрушкой для прехорошенькой малышки, дочки хозяйки, и чувствовали нежность маленьких детских ручек, играющих с чудными бусиками, потому что хозяйка нанизала их на суровую ниточку, и обыкновенные бельевые пуговицы превратились в бусики.  Они висели над кроваткой малышки, которая так радовалась  очаровательной  игрушке.  Ах, какая же она была интересная, симпатичная, эта игрушка.. Каждая пуговичка блестела на солнышке, которое проникало сквозь оконную гардину,  как тысяча маленьких  солнечных  паутинок.  Девочку звали Валечкой, она  была настоящим чудом в доме.  Ее небесного цвета глазки улыбались, видя  такую красоту.  С  бусиками Валечка никогда не расставалась и играла с ними с удовольствием, потому что в ту послевоенную пору с игрушками для таких маленьких деток было плохо, их просто не было. Потом, когда Валечка стала уже совсем большой девочкой, пуговички стали прекрасной гирляндой на елку. 

- Аааах, какая это была елка, - вспоминали пуговички, - Пушистая, большущая, под самый потолок, - а как было весело, как все радовались. Больше всех радовалась Валечка, потому что именно она вспомнила о лежащих в коробке пуговичках, и сделала из них гирлянду...

- Ну и что, - вдруг резко выкрикнула пуговичка-жемчужинка, - сейчас это никому не нужно, в магазине полно разных игрушек. Сейчас у детей другие  интересы, кому вы такие нужны?!

- А вот нужны, нужны, - наперебой тараторили пуговички. Они крепко-крепко держались на своей ниточке, всегда были вместе, и даже когда им было очень грустно, когда им казалось, что все, абсолютно все о них забыли, даже Валечка, им было не так страшно. Они знали,  наступит время, и они опять будут нужны,  шкатулка откроется, и добрые руки хозяйки обязательно вспомнят о них. Аааах, как здорово! Обязательно вспомнят, обязательно!

Так и случилось,  под окном  опять расцвела  белая сирень, напоминая всем в  доме, что  пришел самый великий праздник  - День  Победы. 

Шкатулка с пуговичками открылась, и они вновь увидели радостное лицо хозяйки. Радостное оно было потому,  что  уже  несколько десятков  лет  в их маленькой деревне был мир и покой, в семье подрастало новое поколение  самых дорогих и близких людей, которых больше никогда не коснется война, что ее лучшая детская игрушка  была цела. Теперь уже  бабушка Валя своей маленькой внучке Томочке показывала чудо-игрушку - бусики из самых красивых беленьких пуговичек на свете, которую невозможно было купить ни в одном, даже самом дорогом магазине на земле. 

Где-то за деревней загремел гром, огромной полосой через все небо пронеслась молния, и хлынул настоящий весенний  ливень.
- Не бойся, девочка моя, это всего лишь  ливень, а ливень  в мае всегда к богатому урожаю, это весна, золотко мое.  Но Томочка уже не слышала свою бабушку, она тихо посапывала в  кроватке  под  дробный стук дождевой капели, зажав в ручке драгоценные бусики.

Был месяц май...

© Ева Фед, 02.03.2020. Свидетельство о публикации: 10050-175391/020320
Метки: Гордость, Воспоминания

Комментарии (2)

Загрузка, подождите!
1
Ответить
Лара когда увидел название, сразу навеяло современное...
Я одела трусики,
Но они как бусики...

А рассказ отличный+)
2
Ева Фед02.03.2020 19:54
Ответить
Дмитрий Данней,  ну что ж, все мы очень разные. Спасибо за резюме, очень благодарна вам.)))
Загрузка, подождите!
Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...