Домик в деревне (ужасы)
Проза / Читателей: 0
Инфо

Вася Поллитровкин почти задаром купил домик в деревне Горемыкино Счастливого района Добродетельной области.
Население в Горемыкине есть. Две старухи довоенного образца, шестнадцать бездомных собак и кладбище с покосившимися крестами.
Есть еще удобства в виде электричества и туалета типа сортир в двадцати шагах от дома.
В конце мая Вася привез грузовик со сторойматериалами и двумя братьями по разуму Саидом и Хакимом, которые приступили к  ремонту жилища. Вася оставил им мешок муки, переносную плитку с пятью газовыми баллонами и уехал в город работать на вещевом рынке охранником.
Через четыре недели, в субботу, вернувшись с ревизией, он обнаружил полностью отремонтированный дом, новосрубленную баньку, вычищенный колодец и новенький забор. Все было сделано, как он и приказал. Одна мелочь: Саид с Хакимом пропали бесследно. Вася обрадовался, потому что платить за работу было некому.
Обе туземные жительницы  ничего не знали по поводу исчезнувших рабочих, но были довольны, ибо Саид и Хаким по просьбе старух много чем подсобили им в части восстановления разрушенного личного хозяйства.
Одно только удалось выяснить Васе, что в последний раз бабки видели васиных работников в среду, то есть три дня назад.
Вася пригласил бабок на новоселье, проставился водочкой и городской закуской, старухи выпили по три рюмашки и, осоловев, пошли домой спать. Вася, допив вторую бутылку, вышел на крыльцо и сел на ступеньку покурить.
Полная луна висела над дикой местностью. Вдоль речки колыхались густые туманы. Орал коростель. Прибежали бесхозные деревенские собаки и уселись напротив. Вася сходил в дом, принес хлебных корок и куриных костей, бросил псам. Те с удовольствием сожрали дачку и исчезли во тьме.
Поллитровкин выкурил еще одну сигарету и, сладко потянувшись, пошел спать.

    Разбудил Васю рев автомобильного клаксона. Вася, пошатываясь ото сна и непрошедшего еще хмеля, вышел на крыльцо. Его «Нива-шевроле» светила фарами и истошно орала. В машине кто-то был. Вася подошёл к машине, рванул правую дверь. На водительском месте сидела собака и давила  на клаксон. На заднем сиденье расположились еще четыре собаки. А в кресле пассажира сидела молодая женщина в черном плюшевом жакете. Глаза женщины горели алым огнем.
- Здравствуй, Вася! – сказала собака.
- Поедем с нами! –  ласково добавила женщина и проверила наличие мужского достоинства в васиных трусах. Достоинство наличествовало, более того, оно неожиданно для хозяина бодро отозвалось на прикосновение женской руки. Вася еще больше очумел.
- Я, это, счас, лишь штаны надену… - пробормотал он.
- Иди, только не задерживайся, не то дом спалю, - сверкнула глазами незнакомка.
Вася, не попадая ногами в штанины и в  рукава, натянул тренировочный костюм, на босу ногу, сминая задники, впихнул ноги в ботинки и уже машинально, на автопилоте, выпил из горлышка почти полную бутылку водки. Будто зомбированный, выбежал впопыхах на двор. Незнакомка сидела на месте водителя.
- Садись, поедем! – Вася плюхнулся на место пассажира. Собаки впятером сидели, высунув языки, сзади.
- Лопату возьми! – перед тем, как трогаться, велела огненноглазая.
- В багажнике есть.
- Это хорошо! – и дама виртуозно задним ходом выехала со двора.
- Вперед, - дружно хором прокричали собаки.
И они поехали. Да так, как Васе ездить не приходилось. Еще хорошо, что он машинально пристегнулся ремнем безопасности. Дороги в деревне Горемыкино строила сама природа и климатические осадки, оттого на скорости под сотню машина скакала покруче горного козла и пассажиры болтались внутри салона будто сухие орехи в засохшем стручке. Только водительница сидела, как влитая.
Машина мчалась по пустой и черной деревенской улице прямо на кладбище. Вася, обливаясь холодным потом, понял, что ему п…ц.
Он хотел было задать глупый вопрос,  но язык не повиновался.

Не сбавляя скорости, миновали кладбище с остовом взорванной еще в тридцатые годы церкви и понеслась в лунном свете по колее между высокими стенами некошеной травы и кустарника.
От тряски и резких поворотов Васина голова дергалась, как у кукольного паяца, собаки то сбивались в кучу, то валились между сиденьями на пол, но ни одна не издала ни звука.
Водка только незначительно купировала васин ужас. Он ожидал, что сейчас машина остановится и с ним произойдет что-то невыносимо страшное.
Неожиданно начался лес, луна пропала. Стало совсем тоскливо. Водительница гнала машину в неизвестность.
Не снижая скорости, выскочили на обширную пустошь.
Лунное сияние вырезало из тьмы редкие деревца, огромные папоротники, чахлый черный кустарник.
Машину тряхнуло и она остановилась.
- Приехали. Вылезай. Доставай свою лопату… - водительница приоткрыла свою дверь и глянула вниз.
Вася послушно кивнул головой и, освободившись от ремня безопасности, вылез в ночь.
Едва не по колено стояли мокрые от росы травы. Ноги промокли сразу, штаны – пока обходил машину и открывал багажник. С лопатой вернулся к двери.
- Где копать могилу? – голос неожиданно вернулся к Поллитровкину.
- Какую могилу? Кому? – удивленно вскинула брови водительница.
- Себе.
Незнакомка захохотала. Так хохочут ведьмы на шабаше, когда массовик-затейник в лице главного беса отмочит какую-нибудь дьявольскую остроту. Особенно зловещим был этот хохот в середине летней ночи, за неделю до Иванова дня, среди черного леса.
Отсмеявшись, ведьма (в этом Поллитровкин не сомневался уже нисколько), вытерла краешком носового платка слезы на алых своих очах и сказала:
- Да застряли мы, с дороги съехали. Надо песочку подсыпать. Давай, Василий, работай. Не женское это дело – землю рыть.
И – верно. Левое переднее колесо почти по ступицу сидело в яме.
Вася малость пришел в себя, когда они выбрались из ямы и поехали дальше уже немного потише.
- Закурить есть? – спросила ведьма.
- Есть, - Вася достал из бардачка сигареты и они закурили оба.
- Да ты не ссы, Вася, больно не будет! – щурясь от табачного дыма, сказала водительница.
- А я и не … боюсь.
- Вот и молодец. Мы тебя не больно съедим,  аккуратно. Сначала водочкой угостим, потом приворотного зелья нальем, туда-сюда, все чин-чинарем будет. А если хорошо себя зарекомендуешь, то и в ведьмаки тебя примем…
- Ой, правда? – взбодрился Вася.
- А то! Мы ж не звери, мы простые деревенские ведьмы. То есть бабы. Жалостливые мы… - и ведьма вдруг зарыдала. Слезы хлынули из глаз на плюшевый жакет и на руль васиной «Нивы».
- Стойте! Сейчас въебё…ся! – закричал Вася, когда впереди, метрах в пятидесяти, прямо по курсу возникло огромное дерево.
- А нам не страшен ни вал девятый, ни холод вечной мерзлоты! – пропела твердым голосом ведьма и обогнула дерево слева.
Вася вытер пот со лба.
- Как-то раз на метле летела, зазевалась, так трубу фабричную снесла. Потом месяц синяки не сходили, - пояснила ведьма уже забыв про свою слезливую минуту.
Поллитровкин боялся уже не так сильно.
Лес кончился так же сразу, как и начался. Вдалеке засверкали огни поселения. Въехали в деревню, улицы которой были освещены фонарями на столбах. Остановились около забора дома, из окон которого звучала музыка и слышались голоса пирующих.
- Все. Приехали на шабаш. Выходи, Вася!
Вошли в дом. За столом сидели с десяток женщин.
- Ну что, девушки, кто спор выиграл? – с торжеством крикнула васина ведьма.
- Нуууууууууу, Ленка, ты даёшь!!!! – восторженно завопили дамы.
- Нашла кавалера таки! А вы не верили! Далековато, конечно, но для русской женщины двадцать километров не крюк, особенно когда захочется! Короче, с тебя, Настя, причитается! – снимая плюшевый жакет, рассмеялась Ленка-ведьма.
- Как зовут кавалера? – спросила кудрявая брюнетка в цветной шали на плечах.
- Василий Поллитровкин, почти сосед. В Горемыкине дом Ивакиных купил. Прошу любить и жаловать! – наливая Васе рюмку, сказала Ленка-ведьма, - и, поднимая рюмку, объяснила Васе, - понимаешь, Василий, мы тут с девками поспорили, что я до рассвета с мужиком вернусь. Вот и вернулась. Ты уж не обессудь, что малость оригинально вышло. Давай, Вася, за тебя!
Все выпили. Потом еще и еще.
- Так вы что, на двух машинах приехали? – поглядев в окно, спросила Настя.
- Нет, я своего «мерина» в бывшем коровнике в Горемыкине оставила, а сюда меня Вася довез, - хохотнула Ленка.


Уже на рассвете, хмельной и отошедший от ночных переживаний Вася спросил:
- А как же говорящие собаки?
- Это я с закрытым ртом говорить умею. Чревовещание, понимаешь. Когда в сельхозакадемии училась, в студенческом театре играла. Режиссер научил.
- А красные глаза?
- Так это контактные линзы мне удружила подруга в городе. Все девки смеются. Ну а про то, что ты дом Ивакиных в Горемыкине купил от Юльки узнала, тоже от подруги. Она в районной администрации регистрацией недвижимости заведует. Так что никаких чудес, Василий.
- А по-человечески нельзя было пригласить? - слегка обиделся Поллитровкин.
- Да как-то все само-собой получилось, Вась, тем более, что ты машину свою не закрыл и ключи в замке зажигания оставил. Вот и решила пошутить.

Когда Вася к вечеру следующего дня довез Елену до Горемыкина и она, погудев на прощанье, уехала на своем видавшем виды мерседесе домой, будто из-под земли появились Саид и Хаким.
Они, досрочно выполнив васино задание,  подрядились строить дом в соседней деревне.
Да малость промахнулись со сроками.
Вася честно рассчитался с ними.

А в сентябре Вася с Еленой поженились.
Теперь, когда они ссорятся, Вася зовет жену ведьмой.
Она не остается в долгу и отвечает, чтобы он не забыл про лопату.
Василий смущается и ссора затихает.

© VLADIMIR NIKOLAEV, 24.01.2023. Свидетельство о публикации: 10050-191560/240123

Комментарии (0)

Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...