Гражданин начальник
Проза / Читателей: 5
Инфо

Умер серийный убийца Глотов. Взяли его черти под белы руки и понесли в ад. Сунулись было в проходную, а там над турникетами растяжка: ЗАКРЫТО ПО ТЕХНИЧЕСКИМ ПРИЧИНАМ НА НЕОПРЕДЕЛЁННЫЙ СРОК. ВСЕ ПРОЖИВАЮЩИЕ ВРЕМЕННО ПЕРЕВЕДЕНЫ В РАЙ. Сопровождающие Глотова черти повернули налево и поставили грешника перед таким же турникетом но с надписью РАЙ.
  Два дежурных ангела велели Глотову раздеться.
  - Трусы тоже снимай! - велел рыжий ангел, когда Глотов остался в последнем предмете нижнего белья.
  - Открой рот, - рыжий заглянул в щербатую пасть новоприбывшего, - язык подними!
  - Нагнись, раздвинь ягодицы, - второй ангел пальцем в хирургической перчатке залез в анальное отверстие Глотову, затем велел открыть головку члена, удостоверился, что запрещенных предметов и там нет, разрешил одеться.
  - Распишись вот тут, - Глотов расписался в большой канцелярской книге за полученный жестяной жетон с номером.
  - Иди за мной! - скомандовал рыжий и повел Глотова через мимо одинаковых аккуратных бараков, крытых голубой черепицей. У одного барака с надписью белым “Грешники временно перемещенные“ ангел остановился.
  - Лицом к стене, руки за спину! - Глотов сделал, как велели. Ангел открыл дверь помещения и велел заходить. Глотов вошел внутрь барака. Длинный проход между четырехэтажными нарами, слева у входа - параша, справа - титан с водой и привязанной цепью кружкой.
  Глотов нашел свое место, согласно номеру на жетоне, это был третий этаж.
  - Здорово, мужик! - приветствовал его сосед слева, лысый с очень знакомым лицом.
  - Здрасьте...- скромно ответил Глотов.
  - По какой статье ходка? - с кавказским акцентом спросил человек снизу, чернея голым ворсистым торсом.
  - Двадцать восемь баб уконтрапупил, - тихо сказал Глотов.
  - Типа сексуальный маньяк, да? - строго уточнил кавказец.
  - Примерно...
  - Не примэрно, а так точно надо отвечать. Понял?
  - Понял... Так точно!
  - Ладно. Давай знакомиться: Камо, - протянул мохнатую руку горец.
  - Глотов, - и уважительно пожал ответно.
  - Ты тут сильно не залупайся, дорогой, не то мы тебя зарэжэм! - и Камо раскатисто захохотал. Ему ответили с других этажей нар.
  - Это староста барака, товарищ Камо, - пояснил Глотову лысый, - а меня зовут Бенито Муссолини.
  - Глотов.
  - Завтра будешь уборщиком по блоку. Имей в виду, что ты попал в особенный барак, виповский, тут самые большие люди содержатся, самые закоренелые и известные изверги рода человеческого за последнее тысячелетие! - гордо сказал Бенито и захохотал.
  - А что в мои обязанности входит? - робко поинтересовался Глотов, слегка ошарашенный новостями.
  - Парашу выносить, пол подметать, носки стирать всему бараку, за папиросами в установленное время будешь бегать в лагерную лавочку, за письмами на почту и прочее.
  Короче, что скажем.
  - И долго мне этим уборщиком быть? - почесал затылок Глотов.
  - Не очень. Лет пятьсот.
  - Да... недолго... - вздохнул Глотов, - а кто письма сюда присылает?
  - А это снизу, с земли, поминанья да проклятья, которые на бумажных носителях через попов, ксендзов, мулл и прочих служителей культа приходят.
  - И много приходит корреспонденции?
  - Временами до ***а!
  - Проклятия, поди, одни?
  - Не скажи! Ты, пацан, значит, ни хера не смыслишь в людишках - им не важно, сколько ты народу замочил, поскольку чужая кровь не своя, а вот твоя крутизна очень многих восхищает! Ты знаешь, сколько товарищу Сталину да Адольфу Алоизовичу приходит восторженных цидулок? Ужас, сколько! В последнее время особенно много поклонников у них в России завелось.
  - Да, это верно. Истосковался народец по сильной руке, устал от бардака многолетнего.
  - Народ - дурак.
  - Нет, не дурак, гражданин начальник! Просто лучше что-то делать, пусть бы и вредное, но дело. Или пусть покажут, куда бежать. А так один гнилой ****ьож сверху валится и никаких указаний.
  - А если сверху сильная рука прикажет резать соседа?
  - А хоть бы и так, лишь бы не просто так водку жрать...
  - Да, мужик, ты диссидент, - вздохнул Бенито, - давай, дуй на почту, вот мешки возьми в углу!
  Назад, в барак, Глотов вернулся, толкая впереди себя деревянную тачку с чугунным колесом, которую ему выдал по доброте душевной ангел-почтарь, боясь, что Глотов надорвется. Тачка была доверху полна мешками с хвалебными посланиями в адрес главных кровопийц и душегубцев.
  Глотов разгрузил тачку и справился у Камо, когда начинать раздачу корреспонденции и где найти адресатов.
  - После ужина ОНИ будут, - сделав особенное ударение на множественном местоимении, ответил ему староста.
  Ближе к вечеру ударили в рельсу и перемещенные грешники, выстроившись в две шеренги, под конвоем вооруженных трёхлинейками с примкнутыми штыками архангелов, двинулись к пищеблоку.
  Кормёжка была не райской - перловка с куском тощей рыбы, жидкий чай и два куска хлеба на одну грешную душу.
  Поужинали быстро и тем же порядком вернулись в барак.
  Под потолком уже включились лампы и внутри стало довольно ярко.
  Глотов с высоты своего третьего этажа нар с любопытством озирал соседей.
  Познакомились.
  Левое койко-место занимал Адольф Эйхман, слева - ни много ни мало, как маршал Тухачевский.
  Маршал, оторвавшись от чтения толстенной книги с латинскими буквами, строго спросил Глотова:
  - Сколько мешков сегодня привезли с почты?
  - Четырнадцать, товарищ маршал!
  - О, тогда нынче всю ночь будут посиделки... - рассеянно сказал Тухачевский и вновь уткнулся в иностранное чтиво.
  С Эйхманом у Глотова разговора не получилось - тот спросил резко новоприбывшего:
  - Еврей?
  - Нет.
  - А почему волосы курчавые?
  - Мама у меня цыганка.
  - Цыгане такие же нелюди!
  Глотов обиделся и замолчал.
  Делать было нечего и он начал вспоминать одно из своих деяний - как познакомился с бабушкой из Кинешмы и так далее...
  Часа через два невесть откуда заиграли странное попурри из ’Хорста Весселя’, ’Сулико’ и какой-то варварской музыки. Лампы загорелись ярче. Пробежал по рядам Камо, одетый по полной форме, с палкой в руках и скомандовал:
  - Выходи строиться!
  Все перемещенные грешники повскакивали с нар и встали в две шеренги, лицом к лицу, вроде почетного караула.
  Совсем ярко засияли лампы, музыка смолкла. Распахнулись двери и вошли пятеро.
  - Для встречи справа - на-краул! - и Камо, печатая шаг, двинулся навстречу пятерке.
  Глотов скосил глаза вправо и увидел, как между шеренгами, плечом к плечу, легко, непринужденно, разговаривая между собой о чем-то, будто они здесь, в огромном бараке при массе людей, одни, шли: некто монгольской наружности в сияющих золотом доспехах, в шикарной меховой шапке с хвостом на левое плечо, очень заметно прихрамывающий на одну ногу, рядом лунноликий мужик в сером кителе, брюхатый, с очень знакомым Глотову лицом, затем Генералиссимус Сталин, Адольф Алоизович Гитлер и какой-то негр невысокого роста.
  Великолепная пятёрка не спеша пересекла барак, будто и не замечая стоявших во фрунт его обитателей и в том же порядке расселась за длинный, невесть откуда появившийся в красном углу барака стол, крытый зеленым.
  На столе был графин на стеклянной круглой подставке, несколько граненых стаканов по окружности, три чайника разного вида и вместимости, три бутылки вина, рюмки, какая-то закуска. Справа от стола были сложены доставленные Глотовым мешки с посланиями.
  - Вольно...- не скомандовал, а просто сказал Гитлер и шеренги грешников расслабились, стали переминаться с ноги на ногу и даже шушукаться.
  - Сейчас назначат ревизионную комиссию, - прошептал кто-то за спиной Глотова.
  Джугашвили пальцем подозвал Камо и что-то ему сказал.
  Тот угодливо положил перед вождем всех времен и народов синюю папку, предварительно ее раскрыв.
  - Читай! - тихо, но это услышали все, приказал он Камо.
  - Внимание! На сегодняшнее заседание Верховного Совета Временно Перемещенных Из Ада выносится два вопроса. Первый: рассмотрение народных чаяний, второй - выработка позиции по УДО из ада и представлению к реинкарнации наших коллег русского царя Ивана Васильевича и подданного Великобритании, более известного как Джек Потрошитель с целью возвращения душ этих людей на землю ввиду народных чаяний...
  - Погоди! - остановил чтеца Сталин, - мы почему-то не видим здесь представителей демократической общественности. Нехорошо, кворума нет. Товарищ Камо, обеспечьте явку демократической плеяды.
  Камо виновато развел руками и дунул в боцманскую дудку, висевшую у него на шее на витом золотом шнуре.
  Отворилась дверь и, откровенно волнуясь и озираясь, появились трое невзрачных людей, явно не ожидавших, что окажутся в таком обществе.
  - Проходите, господа! Ваше место вон тут, - и Камо указал им место у параши.
  - Гав-гав! И меня не забудьте! - раздалось из-под нар и оттуда вылез крупный голый человек, на котором из одежды только и были что цветные сатиновые трусы, разорванные в промежности, отчего были они похожи более на мини-юбку. Человек на четвереньках присоединился к демократической общественности.
  Глотов не утерпел и прошептал от удивления:
  - Твою мать! Это же наш первый президент, ЕБН!..
  - Ага, Борька-пьяница, - вполголоса подтвердил догадку Глотова сосед слева.
  - А чего это он в таком виде?
  - Да по просьбе царя Петра и самого Генераллисимуса Борьку взяли в аренду из чистилища, чтобы он тут шутом послужил, ну и по шоколадной части тоже пригодился - вон у него какая мякоть смачная в тыльной части, - прошептал тот же голос с издёвкой.
  - Да, порадовались бы россияне, узнав, что тут с ЕБН делают.
  - Что заслужил, то и делают.
  - А кто этот, хромой? - полюбопытствовал Глотов.
  - Сам Тамерлан! В кителе - Великий Кормчий Мао.
  - А негр кто?
  - Пес его знает! Говорят, что главный африканский людоед. Президентом работал. А какой страны - не все ли нам равно!
  - Разговорчики в строю!.. - не очень строго, но прикрикнул Камо, - эй, новенький, поди сюда!
  Глотов, проглотив слюну и, трясясь, на обмягших ногах вышел из строя.
  - Ты сегодня почтальон? - не глядя на Глотова спросил Сталин.
  - Я, товарищ Сталин! - немеющим языком ответил полуживой Глотов.
  - Сколько килограммов привёз? - так же тихо спросил вождь.
  - .... Семьдесят четыре! - помедлив мгновенье, соврал Глотов.
  - Вот видите, сколько народу там, - и вождь ткнул пальцем в пол, - желает нашего возврата! - Сталин выбил трубку о край стола, на четвереньках подбежал ЕБН и слизнул ещё горячий пепел. Вождь крутнул головой и усмехнулся:
  - Хорошо господа дэмократы поработали в России, ничуть не хуже дэмократа Колчака и кадэта Дэникина в гражданскую, теперь каждый житель разваленного ими СССР за крепкую власть обеими руками проголосует.
  Сталин взял из тарелки сушку, разломил ее и, выбрав кусочек поменьше, кинул его в сторону ЕБН. Тот, вильнув задом, как заправская шавка, поймал сушечный обломок на лету и, проглотив, завилял задом. Сидящие за столом рассмеялись. Подобострастно захихикал и весь барак.
  Глотов стоял навытяжку и ждал дальнейших указаний.
  - Садысь, пиши рэзолюцию, - велел Джугашвили. И, набив трубку, начал диктовать:
  - Мы, временно перемещённые из ада в рай грешники, заслушав и обсудив создавшийся на земле текущий момент, решили и постановили. Успеваешь записывать, секретарь?
  Глотов, старательно выводя буквы, утвердительно кивнул головой.
  - Маладэц! Пиши дальше. Ввиду того, что жители России в большинстве своём устали от дэмократического разврата и желают наведения порядка в своем отечестве, просим Всевышнего дать команду на досрочную реинкарнацию следующих грешников, а именно: царя Ивана Васильевича Четвертого, Малюту Скуратова и временно находящегося в чистилище императора Петра Алексеевича. Внешний вид реинкарнируемых, то есть телесная оболочка значения не имеют. Записал?
  - Так точно, записал, товарищ Сталин! - вскочил и замер по стойке смирно Глотов.
  - Хорошо, - одобрительно кивнул вождь, - принято единогласно, кто против и воздержавшиеся? Нэт. Молодцы. На этом собрание считаю законченным.
  Вопросы и замечания по ведению собрания есть?
  - Есть! - раздался голос Муссолини.
  - Слушаю вас, коллега! - Сталин повернулся к подошедшему.
  - Грешники! Предлагаю дополнить список на досрочную реинкарнацию кандидатурой генералиссимуса Сталина! В порядке исключения, ибо натерпелся русский народ!
  Восхищенный рев согласия потряс барак.
  Сталин встал, поднял руку, барак умолк.
  - Спасибо за доверие, братья и сестры! Не будэм спэшить! Время еще не пришло. Но скоро придёт.
 
  И великолепная пятёрка удалилась тем же путём, как и пришла. Сами собой, будто пар, исчезли безмолвные демократы. Под нарами пропал ЕБН. Все стало как на обыкновенной зоне общего режима.
 
  После ужина, когда по внутренней трансляции объявили отбой, Глотов решился спросить Тухачевского:
  - А как это они узнали, что в мешках только одни восхваления в адрес товарища Сталина?
  - У Джугашвили везде свои люди, - не отрываясь от французского романа, ответил маршал.
  - И даже в раю?
  - А какая разница - рай или ад, везде порядки одинаковые.
  - В каком смысле?
  - В прямом. Знаете, кто во вселенной главный?
  - Кто?
  Тухачевский даже оторвался от чтения, ибо более идиотского вопроса слышать ему не приходилось.
  - Саваоф, или Самый Главный Гражданин Начальник. Вечный и бесконечный самодержец всея Вселенной. Люцифер как оппозиционер с правом совещательного голоса. Ну и шестерки-архангелы на побегушках.
  - А... - разинул рот Глотов.
 
  Из полутьмы барака вынырнул Камо и, ткнув палкой Глотова, прошипел:
  - Если была команда отбой, надо заткнуться.
  - Молчу! - и Глотов собрался нырнуть с головой под одеяло.
  - Завтра за тобой зайдут, маньяк.
  - Кто?
  - От Вседержителя. Тебя вместе с Грозным, Малютой да Петром Великим реинкарнируют досрочно - такие, как ты, не на небе, а на земле нужны.
  - Ой!
  - Не ойкай, тебя сам Иосиф Виссарионович порекомендовал - глянулся ты ему.
  - Чем?
  - А врёшь удачно. А там, внизу, скоро выборы, убивец! Помнишь, как Адольф Алоизович к власти пришёл?
  - Не помню.
  - Выбрали его трудящиеся Германии, которые были демократией крайне недовольны.
  - А я тут при чём?
  - Ты при реинкарнируемом императоре Петре вроде порученца будешь.
  - А ну как нас узнают?
  - Не узнают. Телесной оболочкой вас другой обеспечат. А вот души... Души у нас бессмертные, то есть те же. А россияне привыкли выбирать сердцем. А сердце у них хочет порядка. Вот вы, реинкарнируемые, и обеспечите им порядок.
  - Понял, гражданин начальник! - и Глотов закрыл глаза.
  - Душу не пропьёшь... - подытожил Камо.

© VLADIMIR NIKOLAEV, 24.01.2023. Свидетельство о публикации: 10050-191558/240123

Комментарии (2)

Загрузка, подождите!
1
VINTOREZ24.01.2023 22:23
Ответить

зачОтноЕ!

2
VLADIMIR NIKOLAEV25.01.2023 16:46
Ответить

VINTOREZ
… юный пионер Советского Союза перед лицом своих товарищей торжественно… и клянусь жить, учиться, бороться как...
(с)
:))

Загрузка, подождите!
Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...