Шпион
Рассказ / Читателей: 160
Инфо

Я сидел в машине и ждал, когда загорится зелёный свет. За стеклом уныло моросил мелкий дождик и клубились низкие облака. Серость дня скрашивали жёлтые листья клёнов, яркими кляксами лежавшие на чёрном асфальте. Впереди по переходу медленно шёл пожилой мужчина с букетиком гербер. И мне вдруг вспомнилась другая осень. Осень из моего детства.
*** 
Была середина сентября. За окном всю неделю температура стояла выше двадцати градусов, словно природа отдавала людям долг по теплу, накопившийся за летние месяцы. Воздух был пропитан усталой умиротворённостью и покоем. Учиться совсем не хотелось, и вчера я схватил первую двойку. Отец в сердцах запретил кататься на велосипеде целую неделю, поэтому мы с Колькой в тот субботний день слонялись по улице, не зная, чем заняться. Колька – это мой лучший друг и мозг нашей маленькой компании. Его буйная фантазия не знает пределов, и частенько за реализацию его невероятных идей нам здорово влетало.
– Слушай, а ты смотрел на прошлой неделе кино про Шерлока Холмса? – спросил он и, ловко поддев ногой камушек, запнул его в щель под плитой дорожки.
– Конечно, – оживился я. – Классно он преступников вычислял. Не то, что наша милиция. 
– Давай тоже попробуем угадывать, как он, – предложил Колька. – Дедуктивным методом. 
– Давай, – тут же согласился я, обрадовавшись новому развлечению. – А как? 
– Ну, выберем первого встречного, что выйдет из-за угла дома, и будем делать предположения: кто он и куда идёт. 
– Здорово! – у меня загорелись глаза от интереса. – А как мы потом проверим, кто из нас прав?
Колька задумался, помолчал несколько секунд, глядя в небо, а потом воскликнул:
– А мы за ним проследим!
Сказано – сделано. Мы уселись на металлическое ограждение палисадника у торца дома и начали ждать. Вскоре из-за дома вывернул хмурый сутулый мужчина непонятного возраста. На голове у него была допотопная затёртая шляпа, а мешковатые брюки и поношенный пиджак казались какими-то пыльными. В руке болтался полупустой пластиковый пакет. Мужчина, погружённый в свои думы, опустив голову, медленно шёл по тротуару.  Я высказал предположение, что он выпивоха и идёт в гастроном за бутылкой.
– Что это ещё за выпивоха? – прыснул Колька. 
– Ну... это не совсем пьяница, – начал я объяснять. – Так называл себя дед, когда его бабушка ругала. « Я не пьяница, я выпивоха», – говорил он. И ещё я думаю, у этого мужика нет жены. Он какой-то весь неухоженный. Пиджак вон с пятнами.
Коля, почесав густо обсыпанный конопушками нос, задумчиво протянул: 
– Я думаю, что он рыбак, – а потом более уверенно добавил, – и идёт в магазин за наживкой. А одет в старое, чтобы не жалко было пачкать.
Мы ударили по рукам и пошли за мужиком. Он шёл с отрешённым и безучастным видом и казался инородным предметом в этот ясный солнечный день, раскрашенный осенью в радостные жёлтые и красные цвета. Всё так же уткнув нос в землю, он прошёл мимо гастронома. Колька начал радостно кривляться, празднуя почти победу. Я вначале расстроился, но потом решил подождать, когда наш объект дойдёт до перехода. На другой стороне улицы находился магазин «Охота и рыбалка». Но мужчина прошёл и мимо перехода. Дружок мой сник и неуверенно произнёс: 
– Может, он просто в гости идёт? Мне кажется, что в пакете бутылка лежит.
Когда этот смурый пыльный мужик поравнялся с магазином «Цветы» и направился к его дверям, мы обалдели. Забыв о конспирации, прильнули к стеклу витрины и стали, затаив дыхание, внимательно наблюдать. Мужчина стоял у прилавка и разговаривал с продавщицей. Потом она завернула в целлофан несколько белых цветов с длинными толстыми стеблями. 
Взяв в руки букет, мужчина продолжал стоять у прилавка. Продавщица тем временем достала из вазы какие-то яркие оранжевые и розовые цветы, похожие на большие ромашки, и тоже стала их заворачивать. Мы переглянулись, ничего не понимая. 
– Мужик какой-то странный, – зашептал Колька. – Букеты дарят обычно на день рождения, на 8 марта, ещё на свадьбу. Но сейчас не март, а на день рождения или свадьбу берут один букет.
– А ещё на свидании цветы дарят, – вспомнил я.
Колька рассмеялся:
– Ты что, какое ему свидание. Туда ходят наглаженные и надушенные, а он как чучело огородное одет. Да и зачем ему два букета. На выбор, что ли?
Странный мужчина завернул цветы в газету и, засунув их в пакет, направился к выходу. Мы испуганно отскочили от витрины и побежали. Спрятавшись за угол дома, стали наблюдать дальше. Объект вышел и так же не спеша, угрюмо побрёл назад. Возбуждённые и заинтригованные, мы осторожно пошли следом. У перехода мужик свернул на другую сторону улицы и присоединился к толпе на трамвайной остановке. Мы чуть не упустили его, когда зажёгся красный свет, и, как на зло, подъехал трамвай.  В последний момент запрыгнули в вагон и, задыхаясь от бега и обмахиваясь руками, плюхнулись на сиденья последнего ряда.
Понадеявшись, что контролёры в выходные тоже отдыхают, мы успокоились и стали глазеть по сторонам. Трамвай был полупустой, а предмет наблюдения сидел впереди, так что можно было расслабиться и поразмышлять. Но мои дедуктивные способности молчали, и хмурый человек с двумя букетами оставался загадкой. У Коли же мыслительный процесс шёл полным ходом. Он сидел и сосредоточенно грыз ноготь большого пальца. Мы ехали уже, наверно, минут двадцать. Любопытство и непонимание росло.  Наконец Колька поднял голову и, просияв, многозначительно сказал:
– Я знаю, кто это. Он шпион! Точнее предатель, которого завербовал иностранный разведчик. Сейчас он едет на встречу с ним.  А два букета для условного сигнала. Помнишь, как в «Семнадцати мгновениях» на окно выставляли цветок в горшке? Так вот, у мужика один букет обозначает «всё в порядке», а другой – «за мной следят». Перед встречей он возьмёт в руки нужный. А резидентом наверняка будет женщина. Типа у них свидание. 
Я ахнул, и от возбуждения и азарта по коже побежали мурашки. Мы впились глазами в затылок мужчины. У меня в голове тут же замелькали кадры, как мы выслеживаем иностранного разведчика и сдаём его милиции, как потом на общей школьной линейке нам в благодарность вручают настоящие кроссовки Адидас, а отец растроганно обещает больше не ругать за двойки. Колька резко ткнул меня локтём в бок, и я опомнился. В трамвай вошла женщина и встала рядом с нашим объектом наблюдения. Что-то у него спросила. Он ответил. 
– Это они обменялись паролем, – заговорщически проговорил Колька и зашипел на меня: – Да не смотри ты на них, как в телевизор. Почувствуют слежку. 
Но женщина на следующей остановке вышла. Друг мой разочарованно вздохнул и пожал плечами: 
– Не она.
За окнами трамвая поползла высокая кирпичная стена какого-то забора, и пассажиры начали подтягиваться к выходу. Встал и наш «объект».
Выйдя из трамвая, мы, сосредоточенно глядя на мужчину, вместе со всеми влились внутрь широких ворот.
– Коль, по-моему мы на кладбище приехали, – сказал я упавшим голосом, когда толпа поредела и стали видны оградки с могилами.
– Точно! В кино шпионы часто тут передают информацию, – с лихорадочным блеском в глазах выдал Колька новую догадку.
На кладбище ни я, ни он никогда не были, поэтому стало как-то жутко. Вспомнились все страшные истории про покойников и духов. В фильмах на кладбище всегда обитали приведения и творилась разная чертовщина. Даже в такой солнечный день здесь было не по себе. Это добавило напряжения и таинственности в наше расследование. «Пыльный», как его прозвал Колька, не торопился сворачивать с центральной аллеи и всё шёл и шёл прямо. 
– Ещё слишком много людей, поэтому опасно контактировать с резидентом. Можно не заметить слежку – со знанием дела заключил Коля, развивая свою шпионскую версию.
Мне в голову пришла неожиданная идея, и я, поёжившись, испуганно сказал: 
– Коль, а вдруг это колдун и он идёт делать магический обряд на кладбище. Поэтому и два букета. 
– Ты что, какие сейчас колдуны, – насмешливо ответил Колька. – Сказок начитался? 
Наконец мужчина свернул вглубь и подошёл к одной из могил. Мы, прячась за оградками, почти ползком, осторожно пробрались поближе и присели за широким надгробием. «Пыльный» стоял и с прежней задумчивостью смотрел на небольшой серый памятник. Потом осторожно вынул из пакета свёрток с букетами. Но разворачивать не стал, а положил рядом на облезлую лавочку. После этого достал из пакета бутылку, заткнутую большой пробкой. От напряжения у меня вспотели ладони и била мелкая дрожь.
– Бутылка – это закладка, – шепнул мне в ухо Колька, и я от неожиданности чуть не вскрикнул.
 – У неё в пробке, должно быть, спрятана капсула с микрофильмом, который он сделал на секретном военном заводе. И хмурый он такой, потому что наверняка совесть грызёт. 
– А букеты-то для чего ему? – опять не понимая их предназначения, прошептал я. 
– Он, наверно, сейчас возьмёт с собой букет со значением «всё в порядке» и пойдёт назад. Резидент увидит это и спокойно заберёт закладку, – ответил уверенный в своём предположении Коля.
Тем временем мужик развернул газету и взял оба букета. Потом повернулся к памятнику и, воткнув сбоку букет из белых цветов, начал что-то говорить. Было почти не слышно, но когда ветер дул посильней, слова звучали громче и можно было понять: 
– .... Любушка... виделись... тебе каллы... Я знаю, ты их очень любила и ... радовалась... нежные, как и ты....
Второй букет из похожих на ромашки цветов он воткнул с другой стороны надгробия.
– Здравствуй доченька... большая... осенью нет... на них... А то, что розовые даже интересней... ты закончила бы школу...
Мужчина ещё что-то говорил, но я уже не хотел это знать. Все наши дедуктивные домыслы оказались никуда не годными. Никаких шпионов и резидентов нет. Колька сидел, опустив голову, и маленькой веточкой водил по земле. 
Слов больше не было слышно, и я выглянул посмотреть, не ушёл ли наш «шпион». Он стоял у цветов и лил на них из бутылки воду, видимо, внизу были вазы. Потом посидел ещё немного на лавочке, вытер платком глаза и, перекрестившись, также понуро и неторопливо, ещё больше ссутулясь, пошёл назад.
Мы молча встали и подошли к могиле. На памятнике были выбиты две одинаковых фамилии. Даты жизни, стоявшие под ними, отличались только началом. Конец был одинаковый – 16 сентября 1982 года. От ужасной догадки обдало холодом. Потрясённый, невидяще глядя на букеты, я стоял и думал: «Семь лет назад... А он всё ходит и плачет. Разговаривает с ними, как с живыми...» Вдруг представил, что остался совсем один: нет ни мамы, ни папы, ни Катьки. Вот так: раз – и нет никого. Горло сдавила боль, и стало трудно дышать. В глазах всё поплыло от еле сдерживаемых слёз. В голове неожиданным открытием вспыхнула мысль, что смерть – это не только страх, но ещё и боль. Душевная боль. Утёршись рукавом, я сипло буркнул:
– Поехали домой. Шерлок Холмс.

© Никулина Наталья Фёдоровна, 25.03.2024. Свидетельство о публикации: 10050-197375/250324

Комментарии (19)

Загрузка, подождите!
Страница: 1 2
11
Ответить

Данетех :
почему это три предложения?
как правило, подобное указывает на то, что автор не умеет работать со сложносочинёнными и сложноподчинёнными предложениями. это очень обедняет текст  лишая его художественности.

Если писать как Толстой, с предложениями по странице, то вряд ли будет лучше. Разве что знанием языка можно будет козырнуть, но смысл? Ничего плохо не вижу в коротких предложениях здесь. Наоборот — воспринимаю как приём. Акцент, что это воспоминания, которые постепенно к герою возвращаются. Тут красиво вышло.
12
Данетех26.03.2024 22:29
Ответить

Марина Рыбкина, тут повторю цит то, что о тексте

 но с русским языком у вас беда.

согласен! всегда была, а сейчас ещё хуже стало. английский даже для поэзии стал более удобным.

 «В сердцах» — устойчивый оборот речи.

так было всегда. раньше это ещё и в запятых было

новое

Марина Рыбкина :
Прочие ваши претензии тоже смешны — вы подходите к художественному тексту с мерками для производственных инструкций.

 покажи мне, где в этом тексте «художественность»?

повествование вижу, потому пишу

 написана логично и слушалась бы лучше, чем читается.

текст написан короткими, отрывистыми фразами, а не литературным языком.
вне зависимости от темы, ты будешь когда-нибудь перечитывать эту работу?

Марина Рыбкина :
Подождём, пока обучитесь живому человеческому восприятию.

какое восприятие живое и человеческое?

ты от всех ожидаешь одинаковости во всём или позволяешь разницы?

я не понимаю эмоциональных людей, для которых логика не является основополагающей.

я не стремлюсь к сохранению каждого котёнка. когда я вижу боль — в отличие от эмоциональных зевак я не охаю и не ахаю и не сочувствую, я решаю, как избавить человека от боли.

что именно, по твоему мнению, я могу сделать в описанной ситуации как врач? ну ходит человек на могилы — один ли? судя по твоим работам, тебе процесс знаком не по чужим словам. мне тоже. должна ли ты вызывать жалость, к которой взывает автор, всякий раз посещая кладбище? 

почему народ так реагирует на «лампочки» и кто?

если разобраться в психологии процесса, то очевидно, что запуганные бесконечным адом христиане, зная, что если их версии верны — гореть им и гореть, — устроили культ смерти. смерть, к сожалению пока живых, нормальный процесс. никому не обещано время, потому нет ранних или поздних смертей, они всегда вовремя.

если и есть повод для жалости в этой работе, так это выброшенная напрасно жизнь старика, который решил умереть вместе с похороненными, но забыл закопаться рядышком.

потери бывают у всех, но не все теряются вместе с ними. 

что именно нечеловеческое ты находишь в моём восприятии? не постесняйся пояснить, пожалуйста.

Марина Рыбкина :
Общее впечатление — вы ИИ.

 искусственный — лучше отсутствия, т.ч. спасибо за комплимент)

я не только левша, но и леворукий. я не искусственный, я… следующая ступень.)

 

13
Данетех26.03.2024 22:40
Ответить

Любовь Ландина :
Если писать как Толстой, с предложениями по странице, то вряд ли будет лучше.

Люб, разве нет остановок между московой и питером? ведь жизнь не в крайностях)

Любовь Ландина :
Разве что знанием языка можно будет козырнуть, но смысл?

 а зачем ещё писать, если не самовыражение? разве ты хочешь самовыражаться не своей лучшей стороной?

Любовь Ландина :
Ничего плохо не вижу в коротких предложениях здесь. Наоборот — воспринимаю как приём.

 нет художественности

14
Ответить

Данетех :

Люб, разве нет остановок между московой и питером? ведь жизнь не в крайностях)

Есть) но и в данном тексте есть разные по конструкции предложения) ты выбрал короткие и говоришь, что это минус. То есть сам выбираешь крайность))) 

 

Данетех :

 а зачем ещё писать, если не самовыражение? разве ты хочешь самовыражаться не своей лучшей стороной?

Давай представим. Например, предположим, что я прекрасно готовлю какой-нибудь торт. Ну, пусть «Наполеон». Но я ж не буду его есть каждый день на завтрак, обед и ужин. И кормить им гостей из раза в раз — тоже не буду. Мне кажется, что язык в литературе — это средство, да, с ним нужно уметь обращаться, его надо чувствовать и знать правила, обладать начитанностью, но без идеи, выстроенных связей, логики — ну, это скучно будет все. Самовыражаться так я бы не хотела, да и вообще мне слово это как-то не близко, нет у меня такого желания, наверное)

Данетех :

 нет художественности

Загрузка, подождите!

А что ты понимаешь под художественностью? 
Мне просто показалось, что мы понимаем разное)))

Последний раз редактировал Любовь Ландина 26.03.2024 23:03
15
Ответить

Если по рассказу высказаться, то с такими темами надо быть очень осторожным, наверное, иначе велика вероятность вызвать отторжение из-за давления на жалость. Из-за эксплуатации подобных сюжетов почему-то и догадываешься о концовке уже на моменте покупки цветов. А написано легко) я бы почитала еще что-нибудь) 

16
Данетех27.03.2024 00:55
Ответить

Любовь Ландина :
Давай представим. Например, предположим, что я прекрасно готовлю какой-нибудь торт. Ну, пусть «Наполеон». Но я ж не буду его есть каждый день на завтрак, обед и ужин. И кормить им гостей из раза в раз — тоже не буду. Мне кажется, что язык в литературе — это средство, да, с ним нужно уметь обращаться, его надо чувствовать и знать правила, обладать начитанностью, но без идеи, выстроенных связей, логики — ну, это скучно будет все

ох, дорогая, ты не ту аналогию выбрала))))

будучи профессиональным шеф-поваром, я тебе 100% гарантирую, что совершенно каждое блюдо, которое я готовлю, а я это делаю 3 раза в день в сотнях, я готовлю как лучшее и оно таким и является.

в профессии не важно что ты делаешь, важно как. любой текст, на мой взгляд, должен стремиться быть лучшим, иначе в нём нет смысла, т.к. новых тем нет, есть только новые пути к их сути и если путь уже хожен миллионами, то тут выбор между поиском новых описаний самой тропы и посредственностью. где-то посередине будет допустимый минимум.

Любовь Ландина :
А что ты понимаешь под художественностью? 

 давай проведём конкурс на эту тему, а ещё лучше попросим huginn Влада (не думаю, что он сам будет писать, но это даст нам возможность дать свой ответ). посмотрим на общий знаменатель по итогам и получим какие-то текущие критерии?

17
Ответить

Данетех :
получим какие-то текущие критерии?

Критерии есть и общепринятые ведь, признаки художественного текста, по которым его можно идентифицировать) сейчас детей с первого класса уже учат отличать художественный стиль от всех остальных)
Я поэтому и спросила, что ты имеешь в виду, говоря, что нет художественности? В чем именно она должна выражаться по твоему мнению?
18
Ответить

Понравился рассказ!   Прочитала с интересом на одном дыхании) 
Все логично. Пишите, хорошо получается у Вас!

Загрузка, подождите!
Страница: 1 2
Добавить комментарий

 
Подождите, комментарий добавляется...